Сегодня 23 октября 2017 года

Интервью с профессором С.А. Авакьяном о встрече В.В. Путина с заведующими кафедрами конституционно-правовых дисциплин

                                        image2.jpg
      8 ноября 2013 года в своей загородной резиденции Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин принимал руководителей кафедр конституционно-правовых дисциплин ряда вузов страны. В мероприятии участвовали около 30 известных российских конституционалистов. Среди них и Сурен Адибекович Авакьян - заведующий кафедрой конституционного и муниципального права юридического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, главный редактор журнала «Конституционное и муниципальное право», председатель Межрегиональной ассоциации конституционалистов России. Об этой встрече было довольно много информации практически на всех ведущих каналах российского телевидения, в Интернете, широко она освещалась на страницах подавляющего большинства центральных газет. Конечно, она вызвала большой резонанс на юридическом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова – и коллег, и студентов впечатлило, помимо прочего, и то, что профессор С.А. Авакьян сидел по правую руку от Президента Российской Федерации. Захотелось спросить Сурена Адибековича о том, как прошла встреча, о личных впечатлениях от разговора, дискуссии, и конечно о том, что он чувствовал сидя рядом с Президентом. 
И.: Сурен Адибекович (далее – С.А.), начнем с последнего – ощущаете ли Вы себя теперь «особой, приближенной к Государю», или, говоря по-современному, к Главе государства? 
С.А.: Я ценю здоровый юмор друзей, коллег, знакомых. Они видели, что Президент пожал руки тем, кто сидел справа и слева от него (справа был я, слева - Юрий Леонидович Шульженко, заместитель директора Института государства и права РАН, кстати, тоже выпускник юридического факультета МГУ). И уж, конечно, вспомнили известный фильм немого кино «Поцелуй Мэри Пикфорд» с Игорем Ильинским в главной роли. Его герой, простой человек, после нечаянного поцелуя в щеку знаменитой американской кинозвезды, приехавшей в Россию, стал очень популярным, 18 дней (если не ошибаюсь) не умывался и с каждым днем все больше и больше пыжился от своей «важности». Вот и мне советовали неделю не мыть правую руку и позволять желающим через прикосновение к ней ощутить себя коснувшимся Президента страны. А если серьезно – было приятно сидеть рядом с умным человеком, который более двух часов вел встречу очень компетентно и доброжелательно. 
И.: Вы хотите сказать, что довольны встречей? 
С.А.: Именно это я и хочу сказать. Вы только подумайте, более 23 лет новой России (если считать от Декларации о государственном суверенитете РСФСР 12 июня 1990 года), 20 лет Конституции Российской Федерации 1993 года, и вот эта – ПЕРВАЯ!!! - встреча главы страны с представителями мира конституционалистов. Потом сказали в одном из телерепортажей – встреча с представителями редкой профессии конституционалистов, оказывается, есть и такая. Оставим на усмотрение журналиста, насколько мы редкая профессия. Но то, что мы есть, причем в каждом юридическом вузе, а если идти далее, в каждом органе государственной власти, - это реальность. И все же особенно приятно отметить, что Президент Российской Федерации сразу почувствовал, что конституционалисты – это СООБЩЕСТВО. Мы действительно сообщество единомышленников – не потому, что обо всем думаем одинаково, а потому, что любим свое государство, хотим его процветания, уважения к России в мире, а внутри страны – уважения к Конституции и конституционному законодательству, так же как и ко всему правовому богатству страны. Но нам очень хотелось, чтобы получился предметный разговор о состоянии российской государственности, чтобы Президент увидел в итоге: конституционалисты - конструктивные люди, оно заботится о здоровье российской политической системы, государственности. 
И.: Значит, это был не вялотекущий разговор о «больших достижениях» и «мелких недочетах», а постановка важных проблем? 
С.А.: Стенограмма опубликована на президентском сайте в Интернете, можно почитать и увидеть, что коллеги поднимали очень острые вопросы. Президент комментировал наши выступления, что-то поддерживал, с чем-то не соглашался, относительно ряда идей звучало «надо подумать». Но никто не был одернут, остановлен. И это также оставило самое благоприятное впечатление. 
И.: Раз уж Вы сказали о стенограмме, порекомендуем нашей аудитории познакомиться по ее тексту с выступлениями других участников. А мы в большей мере коснемся того, о чем Вы говорили. Помнится, начали с того, что волнует многих преподавателей? 
С.А.: Все же нас позвали на встречу как представителей кафедр конституционно-правовых дисциплин. Получается парадоксальная картина. Конституция – Основной закон государства. Ее должны знать все. Между тем в школе очень усеченно изучают Конституцию. С введением на юридических факультетах университетов бакалавриата сокращается количество часов на конституционное право России, стараются вообще убрать конституционное право зарубежных стран либо в качестве «довеска» включить его в общий курс конституционного права, причем из его названия убирают слово «Россия». На каком основании? От муниципального права тоже пытаются отказаться, хотя местное самоуправление – одна из основ конституционного строя России. Кроме того, я отметил, что мы различаем в себе качества ученых и преподавателей. В науке можем много спорить о плюсах и недостатках Основного закона, но в преподавании стараемся конструктивно излагать достоинства Конституции страны, а они, вне сомнения, есть, особенно в закреплении конституционного строя России, основных прав и свобод человека и гражданина. image3.jpg
И.: Вы известны своими предложениями провести ряд конституционных реформ, которые неизбежно затронут и текст Конституции РФ. Что на этот счет Вы предлагали на встрече с Президентом РФ? 
С.А.: Я предложил отделять стабильность конституционного строя, которая есть и ее надо далее обеспечивать, и непосредственно текст Конституции, который можно совершенствовать, в том числе и для того, чтобы он лучше служил конституционному строю и его стабильности. На встрече за дефицитом времени много не скажешь, сейчас можно вспомнить Основной закон ФРГ, в который раз пятьдесят вносились поправки, но он все равно остается актом 1949 года. В качестве контраргумента приводят Конституцию США, на нашей встрече ее тоже помянули, однако один из коллег отметил, что она существенно дополнялась поправками, и это служило стабильности конституционного строя страны и самой Конституции. Вопрос: Тогда получается, что ваши предложения также способствуют укреплению конституционного строя нашей страны? С.А.: Да, и для наглядности кратко скажу о том, что мной предлагалось. Во-первых, мне кажется, что надо усилить конституционные гарантии нашего общества. Для этого можно включить в Конституцию новую главу - 2.1. – о конституционных основах общества. Естественно возникает вопрос, можно ли путем поправки (поправок) не просто корректировать статьи в главах 3-8 (такая возможность предусмотрена статьей 136 Конституции), а включить новую главу в Основной закон. Я исхожу из того, что если это прямо не запрещено, то разрешено Конституцией. Если сомневаемся, давайте организуем запрос в Конституционный Суд Российской Федерации, я не сомневаюсь, что он даст толкование, что Конституция такое допускает. В процессе дискуссии был спор в связи с данной идеей, тогда я сказал, что в конце концов соответствующие идеи можно изложить в президентском указе – по варианту Стратегии государственной национальной политики; главное, чтобы конституционные гарантии развития общества были расширены. Во-вторых, я предложил посредством конституционной реформы усовершенствовать федеративные отношения в стране. Не очень хорошо то, что в субъекте Российской Федерации действуют 48-50 подразделений федеральных органов. Многие можно было бы перевести в ведение самих субъектов РФ и вспомнить, что во многих сферах действовал принцип двойного подчинения, когда соответствующие управленческие структуры по горизонтали подчинялись властям субъекта, а по вертикали были в одной связке с федеральными органами. Владимир Владимирович заметил по этому поводу, что он предоставил определенные возможности главам субъектов Российской Федерации – согласовывать кандидатуры руководителей подразделений субъектов. В свою очередь я добавил, что это было сделано президентским Указом от 2 июля 2005 года, он играет позитивную роль, но касается только ряда федеральных структур. В-третьих, я говорил и о том, что конституционное реформирование могло бы затронуть и федеральные органы государственной власти. В частности, следовало бы включить в Конституцию Российской Федерации статью о конституционно-правовой ответственности Президента РФ, позволить более тесное сотрудничество палат Федерального Собрания, в том числе их совместные заседания, усилить предусмотреть возможность недоверия Государственной Думы отдельному члену Правительства РФ. 
И.: Судя по стенограмме, Президент сказал, что не совсем понял ваш тезис о том, что может быть стабильность конституционного строя, а текст Конституции можно изменять. По его словам, стабильность конституционного строя и стабильность текста Конституции взаимосвязаны. Поэтому к предложениям о реформировании текста Конституции следовало бы подходить осторожно и взвешенно. 
С.А.: И все же мне больше нравятся слова Президента о том, что над предложениями следует думать, и когда созреют условия в обществе, к ним можно вернуться. 
И.: На встрече высказывалось предложение о создании Совета при Президенте РФ по конституционному законодательству. Что Вы скажете об этом? 
С.А.: Идея усиления внимания Президента РФ и его Администрации к публично-правовым отношениям уже не раз озвучивалась ранее. Говорилось об этом и на данной встрече – в частности, о том, что с 1992 года в систему Администрации Президента РФ включен центр частного права, но нет аналогичного центра публичного права. Президент пояснил, что было вызвано необходимостью на тот момент совершенствования гражданского законодательства, и над этим много работал учрежденный тогда центр частного права. Мне думается, что идея центра публичного права, высказанная на данной встрече, не останется без внимания. Однако я высказал предложение, которое считаю самостоятельным – нужен Совет по конституционному законодательству при Президенте Российской Федерации. Это был бы и совещательный, и мозговой центр при Президенте по вопросам конституционного права и конституционного законодательства. К тому же непонятно: в Государственной Думе есть комитет по конституционному законодательству, в Совете Федерации есть, а среди советов при Президенте аналогичной структуры нет. Надеюсь, такой совет появится. 
И.:  Итак, впечатлений у Вас много, и все они позитивные. Остается спросить: что в перспективе?
С.А.: Я человек реалистичный. Может быть, скоро появятся какие-то решения Президента, а что-то отложится на отдаленные сроки. Но уверен в главном: идеи, как известно, не умирают, рано или поздно они вызывают огонь размышлений. Надеюсь, не только Президент, но и все органы публичной власти смогли увидеть, что российские конституционалисты думают о конструктивном развитии российской государственности и готовы отдать этому все свои силы. 

         С профессором Авакьяном беседовали студенты юридического факультета МГУ И.Аленькин, Т.Примакова, А.Швец, А.Бердар
image.jpg

Подробнее о встрече В.В. Путина с заведующими кафедр: